РБ Ляйпциг: как добраться до вершины Бундеслиги и заставить всех себя ненавидеть.

Основанный в 2009 году клуб в своем дебютном сезоне в первой Бундеслиге после 18 туров занимает второе место, уступая лидеру – мюнхенской Баварии – 3 очка и имея отрыв в 10 пунктов от третьего места. Менее, чем за за 8 лет команда буквально взлетела по ступенькам немецкого футбола, поднявшись на вершину из 5го дивизиона. Воспитанники детско-юношеской школы клуба выступают за сборные почти всех возрастов. Для многих жителей Восточной Германии успех Лейпцига является предметом гордости и надеждой на достойное место среди грандов Запада. Посещаемость матчей постоянно растет и средний показатель уже сравнялся с вместимостью стадиона – чуть более 40 тысяч.

Выглядит как потрясающая история успеха.

Matthias Hangst / Bongarts / Getty Images

Но не все так просто. РБ Ляйпциг считается самым неоднозначным клубом Европы и самым ненавидимым среди немецких болельщиков. Ненависть эта проявляется не только на словах. В межсезонье ни один клуб из Германии не проводит товарищеских матчей с Ляйпцигом. На официальных матчах фаны соперников постоянно выражают свой протест против “пластикового” клуба: то показательным молчанием на трибунах, то одеваясь в черные пакеты, то бросая отрезанную голову быка с трибун. Когда РБ Ляйпциг играл во второй Бундеслиге, пресс-служба клуба Унион Берлин в программке к домашнему матчу на странице, посвященной сопернику, разместила статью о разведении быков с подзаголовком: “сельскохозяйственные жвачные животные, кастрация”. Был даже случай задержки матча из-за блокировки болельщиками соперника автобуса с игроками РБ Ляйпциг.

Что же вызывает такой негатив?

Peter Rigaud/AFP/Getty

Клуб РБ Ляйпциг принадлежит производителю энергетических напитков Red Bull. Компании также принадлежат New York Red Bulls, выступающие в американской MLS, и Red Bull Salzburg из Австрии. Потренировавшись на не самых топовых лигах, владелец Red Bull Дитрих Матещиц, приверженец агрессивного и нестандартного маркетинга для своего продукта, решил замахнуться на покорение Германии и еврокубки. В 2009 году был приобретен скромный полупрофессиональный клуб из пятого дивизиона – SSV Markranstadt – и сразу же переименован в RB Leipzig. По немецким футбольным законам клубы не могут носить название спонсора, поэтому RB расшифровывается как RasenBallsport, “Поле. Мяч. Спорт” или “Спортивная лужайка с мячом”. В этом нелепом названии многие усмотрели циничный обход правил, ведь весь клубный маркетинг, прозвище “Быки” и стадион Red Bull Arena явно дают понять, что такое RB на самом деле.

Дальше-больше. Основное немецкое правило 50+1, по которому 50% + 1 акция обязательно должны принадлежать членам клуба, и которое делает футбольную систему Германии уникальной, менеджмент клуба также изящно обошел. Формально все чисто, но годовой членский взнос начинается от 800 Евро, причем права голоса такое членство не дает. В итоге в клубе 17 членов, все они имеют отношение к компании Ред Булл; для сравнения, типичный взнос для клуба Бундеслиги – 50-60 Евро в год, количество членов клуба – до нескольких сот тысяч. Теоретически призванное усилить влияние болельщиков в клубах, правило не везде работает одинаково хорошо, но все же является своего рода страховкой от самовольства менеджмента, позволяет сдерживать цены на билеты, защищает от противоречащих традициям решений. В Германии очень ценят историю клубов, поддержку болельщиков, и считают их неотделимыми друг от друга. Поэтому появление на ровном месте сильного и богатого клуба воспринимается очень ревностно, а когда его руководители заявляют о том, что подобные правила устарели и их необходимо пересмотреть, то и с опаской. История возникновения РБ Ляйпциг чем-то напоминает киевский Арсенал. Тогда болельщики ЦСКА, чью историю присвоил себе новообразованный клуб, отказались его поддерживать. Когда Ред Булл искал донора для покупки лицензии, несколько попыток закончились протестами болельщиков с элементами уличного насилия. Так устроен немецкий футбольный болельщик – свой маленький клуб и свобода следовать традициям ему дороже, чем миллионы богатого спонсора, который преследует свои цели.

http://www.espnfc.us/

“Наша команда создана, чтобы играть в футбол, а РБ – чтобы продавать энергетики”, “РБ Лейпциг – это просто инструмент для поднятия прибыли компании Red Bull” – такие мнения высказывают болельщики и менеджеры других клубов.

Другой клуб из футбольной империи Дитриха Матещица, Red Bull Salzburg, кстати, так же нелюбимый большинством болельщиков в Австрии, фактически стал фарм-клубом Лейпцига, регулярно поставляя кадры, в том числе и нынешнего ассистента тренера, например. Для противников клуба это еще один аргумент в пользу утверждения об искусственности этой системы по продвижению бизнеса.

 

Справедливости ради, надо признать, что мнение “Ред Булл все купил” не выдерживает критики. Здесь с умом и пониманием подошли к делу. Владельцы не тратят по 40 млн на одного игрока, а вкладывают в перспективную молодежь, преимущественно из Германии и Восточной Европы. В команде нет суперзвезд, но она дает результат. Оппоненты критикуют клуб за агрессивную трансферную политику на рынке 15-17-летних игроков, отмечают, что несмотря на успехи школы, в основном составе почти нет своих воспитанников. Это может измениться со временем, но главный вопрос в том, что станет с клубом, если главный спонсор потеряет к нему интерес? Будет ли он интересен кому-то, будет ли поддержка?

Перед нынешним сезоном в Бундеслиге РБ Ляйпциг потратил на трансферы больше 50 млн Евро (второй показатель после Мюнхена), из них 21 на покупку 2х игроков из Зальцбурга, принадлежащего, напомним, Ред Буллу, при том, что их суммарная стоимость согласно transfermarkt.de не превышала 12 млн. Если по итогам сезона команда получит право участвовать в еврокубках, вполне реально повышенное внимание УЕФА и мониторинг соблюдения условий финансового фейр-плей.

РБ Ляйпциг стал явлением в немецком футболе, первым бизнес-проектом иностранной компании, созданным с четкой целью выйти в элиту и играть в еврокубках, и так стремительно, обходя все правила, которые, казалось, способны не допустить подобного, идущим к этой цели, непонятной для большинства болельщиков, привыкших к мысли, что стремление к успехам и поддержка клуба – это их поле.

С точки зрения современного футбола ситуация с Ляйпцигом может вызывать разные реакции и формировать противоположные мнения. Но для истоков футбола, его grassroots, – болельщиков – здесь очевидна подмена понятий. Быть может, это только начало долгой истории со взлетами и падениями, и через годы можно будет ее анализировать, имея больше фактов, чем предположений, но будет ли кому-нибудь нужен Ляйпциг без РБ?

Если активные болельщики устраивают протесты, то остальная футбольная общественность, и не только в Европе, с интересом и настороженностью наблюдает за феноменом РБ Ляйпциг, который может стать очередным примером победы бизнеса над спортом, причем в глобальном масштабе.