«Они забывают спросить у тех, кто будет на этих трибунах и вдохнет жизнь в бетон, чего они хотят на самом деле»

Мы поговорили с Pierre Barthelemy, ответственным за юридические вопросы в Association Nationale des Supporters, французской ассоциации болельщиков. Он рассказывает о своей роли, идеях и позиции организации по поводу безопасности на трибунах и проекта SLO (специалист по связям с болельщиками)

Привет Пьер, можешь рассказать о своей работе в Ассоциации и вообще о ее роли в футболе?

Меня выбрали в Бюро, управляющий орган Ассоциации, как ответственного за юридические вопросы. Задачи Ассоциации разнообразны:

Во-первых, мы должны реагировать на исторически сложившееся нежелание правительства и других органов власти иметь диалог с болельщиками, на нехватку нашего представительства в футболе. Объединяя около 40 фан-групп, Ассоциация стремится быть голосом трибун, участником футбольного диалога.

Во-вторых, мы хотим быть площадкой для общения наших болельщиков между собой, чтобы понимать нужды, определять общие проблемы и распространять эту информацию от низов наверх во всей Франции. Это касается в том числе репрессивных действий, предпринимаемых по всей стране: запретов на посещение домашних и выездных матчей. Как мы используем опыт других, чтобы лучше реагировать? Это касается и наших предложений об изменениях: например, относительно стоячих трибун, мы смотрим, что делается где-то еще, чтобы предлагать идеи нашим клубам.

В-третьих, Ассоциация — это место для предложений и идей. Мы подготовили рекомендации по различным темам: стоячие трибуны, пиротехника, SLO и т.д.

В-четвертых, Ассоциация представляет интересы болельщиков в суде. Мы часто обращаемся в суд и добились многочисленных успехов в защите прав болельщиков, особенно в отношении оскорбительного сбора данных фанов и незаконного ограничения свободы передвижения. Мы также лоббируем изменения законов в пользу более ориентированных на диалог с болельщиками.

Ассоциация также представляет Францию в европейских структурах, активно работает с европейскими организациями болельщиков. В рамках проекта с Supporters Direct Europe мы участвуем в реализации программы SLO. Проект финансируется Евросоюзом и УЕФА, в этом и следующем году у нас  будут рабочие сессии в Швеции и Чехии.

Какая ситуация на фан-сцене Франции, если сравнивать, например, с Британией? С какими трудностями сталкиваются болельщики?

Ситуация отличается от британской по нескольким причинам. Наша среда болельщиков лишена такого драматического и связанного с насилием прошлого. Хулиганство присуще только нескольким городам и в меньшей степени. Французские фаны в основном вдохновлялись итальянской культурой Ультрас. А главное отличие от Британии — определенное отставание в плане структуры фан-движения и его веса в обществе. В Британии, и, в частности, в Англии, болельщики могут рассчитывать на поддержку со стороны FSF, сформированной организации со множеством сотрудников. Это дает английским фанам возможность действовать сообща, добиваться своих целей не только своими силами, а объединяясь. И в целом футбол имеет больше веса в обществе в Британии, чем во Франции, поэтому политический и медиа охват шире и ближе к проблемам болельщиков.

Однако английские фаны тоже сталкиваются с проблемами. Английский футбол утратил страсть и остается заложником экстремальной коммерциализации и хулиганского прошлого. Посмотрите на стоимость абонементов и билетов в Премьер-Лиге, а также на то, как до сих пор правительство боится разрешить стоять на стадионах.

Во Франции проблемы немного другие, в основном вызванные действиями правительства и футбольных властей. Нарушение свободы перемещения путем ограничения и даже запрета на посещение выездных матчей — типичный пример. Французская профессиональная лига ведет себя как часть правительства, слишком жестко и формально, выступая не партнером, а надзирателем за болельщиками. Лига не способствует налаживанию диалога клубов с болельщиками, не торопится разрешить безопасные стоячие трибуны. Дисциплинарная комиссия ведет себя еще хуже: ее задача состоит в том, чтобы убедиться, что клубы ведут себя правильно, а она прилагает большие усилия, чтобы сделать жизнь болельщиков сложнее. И все это происходит открыто, даже когда они объясняют свои действия для прессы.

Как ты сказал, Ассоциация является большим сторонником программы SLO, которую внедряют во многих странах, но не во Франции. Что это и почему Франция позади других? Какие примеры могут быть полезны для Франции?

SLO, специалист по связям с болельщиками, это должность и программа, разработанная организацией Supporters Direct и закрепленная УЕФА как обязательная для всех европейских ассоциаций и клубов. Многие федерации и лиги Европы приняли эту программу к выполнению. Во Франции наличие SLO обязательно для профессиональных клубов в футболе, регби, баскетболе, волейболе и гандболе с мая 2016 года. Это должен быть сотрудник клуба или волонтер, ответственный за связь между клубом и его болельщиками. Это своего рода привилегированный коммуникатор, действующий в интересах обеих сторон. В идеале, он это выходец с трибуны, где к нему есть доверие, он охватывает все аспекты интересов болельщиков, например, организует выезды, помогает с перформансами, решает вопросы по билетам, доступности для фанатов с инвалидностью и тд. В некоторых странах таких людей больше одного в клубе, например, один для ультрас-секторов, другие — для детей, выездного сектора, и тд. Везде, где эта программа применялась правильно, она была успешной и приводила к увеличению посещаемости, улучшению диалога и сокращению количества конфликтных ситуаций. Наиболее профессионально это реализовано в Германии, где в федерации сразу 6 человек отвечают за болельщиков, включая координатора SLO. В каждом клубе Бундеслиги должно быть 3 таких сотрудника. В Швеции, например, смысл тот же, но подход другой, — в основном болельщиками занимаются волонтеры. Во всей Европе понимают, что эта модель очень помогает. С начала ее внедрения в 2012 количество инцидентов снизилось на 20%, а посещаемость выросла на 67%.

Еще одно направление вашей борьбы — безопасные стоячие трибуны. Недавно британское правительство не разрешило эксперимент по открытию такой трибуны на стадионе Вест Бромвич Альбион, что разочаровало болельщиков, а их петиция набрала более 100 000 подписей и будет рассмотрена парламентом. Почему это так важно для болельщиков?

Слишком часто стадионы строятся, только исходя из коммерческой логики и требований по безопасности. Предусматриваются ВИП-ложи, фуд-зоны, запасные выходы, пожарные маршруты и тд, но не учитывается мнение тех, кто на самом деле будет вдыхать жизнь в этот бетон. И получаем стадионы, не подходящие для разнообразной культуры саппорта. На выездных трибунах, например, чаще всего люди именно стоят и активно поддерживают свою команду весь матч. На сегодняшний день, запрещено строить стоячие трибуны, но стоять-то по факту не запрещено. Поэтому болельщики поют, прыгают в условиях, которые небезопасны и некомфортны. Многие получают травмы о сиденья перед ними, другие прыгают на сиденьях и ломают их. Это приводит к проблемам безопасности, а клубы вынуждены каждый раз делать ремонт. Однако, в Германии, Шотландии и Швеции на стадионах есть безопасные трибуны, созданные специально для стояния. Это позволяет создать лучшую атмосферу и при этом снизить цены на билеты. Во Франции правительство в конце концов согласилось провести эксперимент, благодаря в том числе нашей работе. В течение 2-х сезонов на шести стадионах будут организованы такие трибуны. Если все получится, любой стадион сможет реализовать подобное.

В любом случае, безопасность в приоритете, чтобы избежать трагедий, таких, как Эйзель и Хиллсборо, поэтому размер этих трибун будет ограничен и установлены специальные барьеры.

Получается, что во Франции чиновники оказались более открытыми для этой идеи, чем в Англии. Почему?

Как я сказал, очень помогла работа нашей Ассоциации. Ни министерство спорта, ни лига нам не помогали. Наша главная заслуга — это подготовка детального отчета по проблеме. Нас поддержали некоторые клубы, среди которых Ланс, Сент-Этьен и Сошо. Это придало больший вес нашему предложению, когда мы представляли его парламенту.

Какие следующие шаги планирует Ассоциация? Какие еще перемены ожидаются?

Мы должны и хотим продолжать работу. Есть много за что бороться, это свобода фан-движения, улучшение взаимопонимания по пиротехнике, действия Дисциплинарной комиссии, которая должна понять, что она своими действиями уничтожает возможность диалога. Мы должны продолжать убеждать все заинтересованные стороны в важности программы SLO и безопасности стадионов. Сила Aссоциации — это диалог, согласованность в аргументах и постоянная активность: нам нужно продолжать делать хорошую работу.

Статья опубликована на сайте проекта MILLION SEATER STADIUM
Перевод с английского — Футбольная Демократия с разрешения проекта.