Время зрелищ. Китай всерьез хочет стать заметным игроком в мировом футболе.

Еще в 2012 году в Китай стали приезжать звезды из европейских клубов, например, Анелька и Дрогба, однако тенденция тогда не укрепилась, игроки часто уезжали раньше окончания контрактов (Дрогба из 2,5-летнего соглашения отработал аж полгода), причем все это сопровождалось скандалами с невыплатой части обещанных зарплат. Недавно, похоже, начался новый виток китайской охоты на больших звезд: подписание Оскара, Витселя, Лавецци, Халка, Пато за огромные деньги — что это, еще один Анжи в мировом масштабе, или у проекта “китайский футбол” есть будущее?

getty images

Коммерциализация ведущих европейских лиг и большой интерес телеаудитории к качественному продукту были отлично использованы трансляторами для расширения географии присутствия большого футбола. Сотни миллионов китайцев следят за матчами европейских топ-клубов, особенно английской Премьер-лиги. Клубы, помимо телевизионных денег, зарабатывают в Китае и на продаже атрибутики. На фоне качественно упакованного в яркую обертку матча, скажем, между Челси и Манчестер Сити, противостояние клубов местной Суперлиги вряд ли выглядит очень привлекательным. Судейские и коррупционные скандалы, договорные матчи, относительно невысокий уровень игры — все это не прибавляло поклонников спорту номер один, а если добавить к этому провальные выступления национальной сборной — только один раз главная команда страны смогла пройти квалификацию Чемпионата Мира (2002, Япония и Корея) и заняла последнее место в группе, проиграв Бразилии, Турции и Коста-Рике с разницей мячей 0-9, а в рейтинге ФИФА занимает 86-е место, — то состояние дел в китайском футболе становится понятным и печальным. А с учетом того, что сегмент спорта в информационном пространстве Китая является одним из немногих, где допускается наличие у граждан своего мнения и даже некоторая критика, за местным футболом закрепился имидж слабого и нечестного спорта.

Marcio Machado/ZUMA Press/Corbis

Китайские власти обратили внимание на футбол еще в 2000-х, понимая его огромную социальную значимость и роль в восприятии страны, в том числе за ее пределами. Растущую экономику нужно сбалансировать и сделать шаг в сторону общества, дав ему зрелищ в придачу к хлебу. Федерация футбола была выведена из ведомства государственных органов и получила определенную самостоятельность, и возможность частично заменить бюрократов на специалистов. Были показательно наказаны замешанные в коррупции чиновники. Однако настоящую революцию, по крайней мере судя по заявлениям, инициировал нынешний президент Китая Си Цзиньпин. Футбол был объявлен приоритетным видом спорта, была разработана Государственная программа развития футбола, анонсировано открытие десятков тысяч детских футбольных школ, введение обязательного урока футбола в общеобразовательных учебных заведениях. Президент в ходе официальных визитов в Германию и Великобританию посещал футбольные матчи, тренировочные базы, были подписаны договора о сотрудничестве, как на высшем уровне, так и между лигами и федерациями. На 2017 год в бюджете выделено около 100 млн долларов на финансирование программы, значительная часть которых направляется на массовый футбол. И это только верхушка айсберга, ведь главным спонсором футбола призван стать бизнес. Понятно, что весь крупный бизнес в Китае так или иначе аффилирован с государством, поэтому партия сказала “надо”, коммерсант ответил “есть”. Корпорации включились в игру, и в ней клубы оказались пешками, средством, но не целью. Если посмотреть на таблицу Суперлиги, то большинство строчек в ней состоит из названий спонсоров; клубы объединяли, меняли прописку, цвета, логотипы. А сама игра теперь заключается не в подкупе судей и игроков соперника, а в “гонке вооружений” — в Китай снова поехали звездные игроки, причем, в отличие от того же МЛС, уже не только доигрывать. Этой зимой клубы уже потратили на трансферы более 200 млн Евро, а итоговая сумма может превысить 300 млн. Упомянутый Оскар, Витсель, Лавецци — это только несколько имен новичков китайской Суперлиги. При этом там уже выступают десятки звезд, а тренерскую карьеру продолжают Сколари, Виллаш-Боаш, Пеллегрини, Магат. Большому бизнесу дали понять: теперь нужно вкладывать в футбол, спонсировать клубы, развивать инфраструктуру. И крупные компании, большинство из которых так или иначе контролируется государством, принялись исполнять поставленные задачи с особым рвением, благо финансовые возможности для этого имеются. Но в условиях повышающейся конкуренции и огромных бюджетов, клубы стремятся больше вложить в быстрый успех, чем в долгую перспективу.

You Qing/Xinhua Press/Corbis

Федерация футбола Китая, судя по всему, не была готова к такому стремительному притоку дорогих легионеров и суммам их трансферов и контрактов. В январе, после своего заседания, Федерация анонсировала введение ряда новых правил и ограничительных мер, призванных урегулировать трансферную политику и вопросы финансирования клубов. Теперь в Суперлиге в составе команды на поле может быть не больше трех иностранных игроков, при этом должен быть минимум один китайский игрок младше 23 лет. Также запрещены трансферы вратарей-иностранцев. Планируется установить “потолок” в 30 млн Евро для новых трансферов, при превышении которого необходимо будет делать дополнительные отчисления на развитие детско-юношеского футбола, ограничение максимальной зарплаты, запрет на “подъемные” при подписании контракта. Кроме этого, разрабатывается аналог европейских правил финансового Фейр-плей, согласно которым клубы должны стать менее финансово зависимыми от основных спонсоров и выходить на безубыточность. Для оценки действий менеджмента клубов будет приглашена независимая аудиторская компания, которая даст заключение по всем направлениям деятельности, в том числе о состоянии инфраструктуры и работе клубной академии.

Опыт Украины и России показывает, что политика запретов с благой целью создания условий для прогресса местной молодежи может приводить к обратному эффекту, когда перспективные игроки теряют мотивацию из-за своей переоцененности на местном рынке и перестают прогрессировать. Уже есть случаи переходов местных игроков между клубами китайской Суперлиги за большие деньги, один из ярких недавних примеров — переход полузащитника сборной Китая Чэндуна Чжана из Бейджин Гоань в Хебей Чайна Форчун за рекордные 20 млн Евро, при рыночной стоимости в 475 000 (кстати, оба клуба являются спарринг-партнерами Динамо Киев на втором сборе в Марбелье).

John Sibley/Action Images

Наверное, рано говорить, является ли выбрасывание огромных денег на покупку звезд и их содержание болезнью роста или станет системной проблемой, время покажет, но пока очень похоже на надувание очередного пузыря. Хотя, учитывая, что направление задается партией, можно предположить, что китайцы смогут сбалансировать свою лигу, действовать согласно долгосрочной стратегии, и действительно сделать из нее качественный продукт. Лишь бы он, как и МЛС, не слишком стремился выйти за пределы Поднебесной.

Страна с самым большим населением в мире вкладывает миллиарды в игру миллионов, чтобы добиться социального эффекта у себя дома и встать в один ряд с великими футбольными нациями на внешней арене. Как это повлияет на мировой футбол, способны ли изменить китайские деньги сложившийся в топ-лигах расклад? Будет очень интересно наблюдать за развитием этой истории.

По материалам theguardian.com, espnfc.com, ibtimes.com, dfb.de, globaltimes.cn, scmp.com и др.